Профессиональное снаряжение для дрессировки собак.
Поиск по сайту:
Профессиональное снаряжение для дрессировки собак.
Всегда выигрывают те, кто наладил хороший контакт со своей собакой

Что такое «хороший контакт»? Это не то состояние, когда хозяин подавил собаку настолько, что та боится проявить свою волю и всегда послушна, точно заводная игрушка. Это также не то состояние, когда хозяин, сюсюкая с собакой, позволяет ей делать все, что той вздумается. Использование мягкого характера собаки и желание всегда поступать только по-своему, не принимая во внимание ее желания, — тоже нельзя назвать «хорошим контактом».

Хороший контакт — это, прежде всего, равновесие между желаниями и потребностями всех социальных партнеров. Это гармония. Создать гармоничные отношения может любой хозяин, если он будет внимательно наблюдать за поведением собаки, стараясь понять, что она чувствует, каковы ее желания, и как она воспринимает окружающий мир. Он должен разработать систему правил совместной жизни, спокойно объяснить их своей собаке, безусловно, придерживаясь их самому. Основную роль в этом играет знание языка собак — сигналов примирения, а также факторов, приводящих ее в состояние стресса.

Конечно, собственные желания у собак сохраняются. Одни собаки обладают более мягким характером и их легко убедить не делать то, что не нравится хозяину. Другие, наоборот, настойчивые и несговорчивые. Важно научиться находить способ объяснить собаке, что от нее требуется, не создавая стресс и не увязая в «научных» теориях, объясняющих непослушание собаки как некую попытку «захватить власть над хозяином».

И чтобы это получилось, нужно не только изучать собак и выбрать подходящее животное, необходимо в первую очередь выбросить из сознания мысль, будто можно, не обременяя себя «науками», в крайнем случае все проблемы решить механическими средствами «воспитания». Именно с этих средств могут начаться настоящие проблемы.

Любые механические средства создают стресс — единовременный или постоянный. Стресс ослабляет организм собаки психически и физически. Мало того, они не учат собаку справляться с различными ситуациями в жизни и разрушают контакт с хозяином. Это создает две основные проблемы.

  1. При возможных изменениях жизненной ситуации семьи может оказаться, что приспособить собаку к новым условиям жизни будет трудно, поскольку у нее нет ни уверенности в себе, ни контакта с хозяином, ни необходимых навыков для самостоятельного решения проблемы.
  2. При внезапном возникновении стрессовой ситуации (например, внезапный испуг при нападении другой собаки, поход к ветеринару и др.) такая собака может легко получить психическую травму, поскольку нервы ее уже расшатаны.

Пример 1. Мы с моей собакой живем очень гармонично. Чара — исключительно покладистая собака, полностью ориентированная на контакт со мной и другими членами семьи. Однако и она может «дать лиху»: когда я, трепеща от нежных чувств, беспрекословно удовлетворяю все ее желания, Чара начинает «забываться» и вдруг решает, что ей можно абсолютно все. Так однажды я обнаружила ее сидящей… на узком подоконнике, подобно нашей кошке! Для помеси лайки это был удивительно странный поступок. Я не стала ругать Чару, а, позабавившись неожиданным зрелищем, спокойно, но твердо попросила ее слезть. Со следующего дня мне пришлось начать понемногу ограничивать желания моей любимицы. Этого хватило, чтобы собака снова вошла в привычную для нашего сообщества колею общения. Точно так же я поступаю, когда собака не хочет выполнять то, что я прошу или когда мне надо прекратить ее нежелательное действие. Так, собака уже знает, что я не хочу, чтобы она садилась на диван, настойчиво попрошайничала у стола, ловила в комнате мух и т. д. Моими основными «инструментами» являются лишь вариации тона голоса (высокий — для похвалы, низкий — для указаний), повороты головы и тела (сигналы примирения) и указания пальцем как просьба обратить вниманием на что-то или подойти. Ну и, конечно, полное («буддистское») спокойствие.

Я постоянно наблюдаю за поведением Чары и внимательно смотрю, как она воспринимает обстановку, стараюсь определить, хорошо ли ей, что ей не хватает для души и тела. Нам очень удобно вместе ездить в новые места. У нас не возникло проблем даже при переезде в другой город: когда перемена места волновала Чару, у меня всегда была возможность успокоить ее привычными для нас обеих жестами и сигналами. Уже одно мое присутствие давало ей чувство покоя.

В прошлом году на нас напала агрессивная собака и сильно поранила Чару, которую я вела на поводке. Это событие сильно взволновало Чару. Но уже вечером следующего дня она спокойно ходила по улице, где совсем недавно пережила атаку, нюхала свою запекшуюся кровь на асфальте и точно так же выражала свое отношение к своим собратьям. Вопреки ожиданиям никакой психической травмы у нее не осталось. Я спрашиваю себя: было бы возможно такое, если бы наш контакт был выстроен с помощью усмирительных приборов? 


Нравится